Шпрота, отбой! Вот уже 27 лет Латвия сражается с мифическим врагом

Маленькая прибалтийская республика вполне могла бы решить свои экономические проблемы, остановив бегство жителей за границу. Вместо этого она продолжает «воевать» с РФ и ограничивать права русскоязычного населения.

С 2019 г. в Латвии полностью прекращается преподавание в школах на «великом и могучем». На русский язык здесь давили давно и основательно и вот теперь решили запретить его полностью. Как заявил латвийский президент Раймондс Вейонис: «Такой метод образует сплочённое общество и усилит государство». Представители русской общины в Латвии в разговоре со мной грустно сообщили: «Мы будем продолжать бороться, но наши люди уже устали, хотя и чувствуют обиду…».

Я хожу по центральному рынку Риги и вижу — все названия продуктов на ценниках указаны на латышском языке. Туристы, разумеется, не понимают, постоянно переспрашивают. «А нельзя добавить перевод на русском или хотя бы на английском? — интересуюсь я. — Так ведь проще».

Продавцы меняются в лице. Оказывается, в прошлом году сейм Латвии принял закон о штрафах за «неуважение к государственному языку». Поставил ценник на селёдку на кириллице — плати по суду 10 000 евро (750 тыс. рублей) за подрыв латвийской государственности. И самое смешное: если не говоришь по-русски, нормально оплачиваемую работу в Риге сейчас не найти. Ведь ежегодно в город приезжают около 240 000 туристов из России — поэтому ни в рестораны, ни водителем такси, ни в турагентства не берут без знания языка, который так стремятся уничтожить политики.

Бегство в посудомойки

На фоне борьбы с языком население Латвии неуклонно сокращается. В 1991 г. в республике жили 2 млн 658 тыс. человек, сейчас — 1 млн 919 тыс., и это официально. Если верить слухам, в стране осталось всего полтора миллиона жителей. Латвия попросту испаряется: зато государственные деятели гордятся, что им удалось стабилизировать бегство граждан — мол, отныне в год уезжает «всего» 20 тыс. человек.

— Мы превратились в поставщика дешёвых гастарбайтеров для Европы, — говорит бывший инженер-строитель Валдис Баренбергис, приехавший навестить родителей из Лондона. — После вступления Латвии в ЕС в 2004 г. почти все мои знакомые переместились на Запад вместе с семьями. Почему? Я работаю самым обычным барменом в Лондоне и зарабатываю куда больше, чем мог бы иметь на престижной должности в Латвии, хотя у меня высшее образование. Моя двоюродная сестра переехала в Ирландию: устроилась сиделкой к старику-инвалиду. Друг учился на экономиста, но пашет водителем автобуса в Ливерпуле. Латышей можно встретить в Европе везде… Недавно столкнулся в Гамбурге с одноклассником: ремонтирует дома крестьян в Германии, его жена — посудомойка. Никто из нас не собирается возвращаться назад, для чего? Я забыл латышский язык, общаюсь либо по-английски, либо по-русски. Наши политики лучше бы жизнь в Латвии устроили нормальную, чем 27 лет подряд страдать на тему, как бы ещё сильнее русских достать и с Россией поцапаться…

Банкротство шпрот

На популярном прежде у российских туристов курорте Юрмала пляжный сезон снова ожидается провальный. Приезжих из РФ стало меньше на 40%, уже не проводятся КВН и «Новая волна», привлекавшие огромное количество посетителей: после запрета на въезд Иосифу Кобзону, Олегу Газманову и Валерии звёзды российской эстрады отказались выступать в Латвии. «Во время фестивалей я увеличивал стоимость номера в три раза, — мечтательно вспоминает Ингвар, владелец мини-отеля в Юрмале. — А прошлым летом у меня гостиница полупустая стояла, хотя цены минимальные сделал. Нет, я не голодаю, стало много латышей приезжать, размещение-то сильно подешевело. Но прежние доходы только снятся». Больше всего владельцев «частного сектора» огорчает, что приходится делать дорогой ремонт и ставить новую мебель. «Русские снимали комнаты в любом состоянии, — кисло информирует Ингвар. — А немцы так делать не будут». Власти Юрмалы попытались провести рекламу курорта в Узбекистане и Азербайджане, но ничего не получилось, лишь зря потратили деньги — в Узбекистане люди чересчур бедные, азербайджанцам Прибалтика для отдыха абсолютно не нужна: своё море под боком.

Язык мой — враг твой? Что происходит с русским в Прибалтике

«Мы как тот скорпион из анекдота, укусивший на середине реки перевозящую его черепаху, а потом удивлявшийся, что он тонет», — прокомментировал мне в своё время отношения Латвии с Россией экс-депутат сейма республики Яков Плинер — и он совершенно прав. В Риге сейчас обсуждается вероятность банкротства предприятия Brivais Vilnis, чьи убытки за последний год удвоились (и превысили миллион евро), поскольку восточный сосед перестал покупать латвийские шпроты. «Нам долго рассказывали сказки, что русские покупатели нам не нужны, нашу рыбу с руками оторвут и в Евросоюзе, и в Китае, а теперь куча людей с завода останутся без работы, — с раздражением заявляет сотрудник Brivais Vilnis Артур Мигранян (имя изменено. — Авт.). — Но властям на их проблемы плевать. Всякий раз, когда мы теряем российских туристов, российские деньги и покупателей из-за нашей идиотской политики, нам обещают: мы обязательно найдём новые рынки, ещё лучше, и заработаем там куда больше. До сих пор что-то не нашли».

«Мы здесь как негры»

— Я родилась в Даугавпилсе, как и мои отец с матерью, однако мне отказывают в праве называться гражданкой страны, — рассказывает 42-летняя Инна Чернышёва, листая страницы паспорта негражданина — уникального документа, существующего только в Латвии и Эстонии. — Мои престарелые родители тоже внезапно оказались иностранцами. «Неграм», как нас называют, запрещено голосовать, служить на государственных должностях. Это политика апартеида, существовавшая в Южно-Африканской Республике, когда белые плантаторы не выдавали паспортов чёрным африканцам. После выхода из СССР парламент Латвии отказался предоставить гражданство всем русским, если их предки не жили в республике до 1940 г. Сейчас неграждан — 240 тыс. человек, более 12% населения страны, и к нам относятся как к низшей расе. Всякий раз, когда в сейме поднимается вопрос о гражданстве для русского населения, депутаты говорят: «Как, неужели вы уступите страшной России? Она же будет считать, что победила. Надо держаться до конца». И начинается всё сначала. Я не знаю, остался бы от Латвии хоть кусочек, если бы на свете не было России? Тогда наша страна потеряла бы смысл существования.

Латвийский блогер Grigorij.LV: При мне никто не смеет оскорблять Россию

Наивно будет считать, что Латвия без РФ прямо лежит и помирает. Нет, ничего подобного, да и ностальгия по СССР в Прибалтике полностью отсутствует, в отличие от того же Таджикистана или Армении. Но остаётся представить, какое безумное количество денег упускает экономика Латвии благодаря политикам, десятилетиями старающимся уколоть Россию любым методом. Это началось не вчера, а сразу после распада СССР. Унижая русскоязычных жителей республики, отказывая им в праве изучать родной язык, Латвия выращивает людей, которые будут её ненавидеть целыми поколениями — в то время как носители латышского языка сотнями тысяч бегут на Запад мыть посуду и укладывать асфальт.

В далёком Афганистане я постоянно слышал: «Мы воевали с русскими, но сейчас лучше дружить, забыв старые обиды». Удивительно: то, что понимают безграмотные горцы, не способны понять министры правительства Латвии.

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Разные новости мира © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх